Среда, 14 ноября 2018 16 +   Подписка на обновления  RSS  Письмо редактору
Популярно
Сердце, оно такое разное
9:13, 11 ноября 2012

Сердце, оно такое разное


В конце сентября в Ульяновской областной клинической больнице проведена первая в регионе операция по аортокоронарному шунтированию, выполненная местными специалистами – доктором медицинских наук, профессором кафедры общей хирургии, главным сердечнососудистым хирургом области, заведующим кардиохирургическим блоком Хамидом Хамидовым (на снимке) и его учениками.

Это новый этап развития ульяновской кардиохирургии, к которому талантливый доктор, спасший не одну сотню жизней, шел долгие годы. Его мечта осуществилась. До конца 2012 года такие операции в областной больнице начнут проводить в плановом порядке.

Мы встретились с Хамидом Хамидовым в перерыве между операциями. Говорили о прорыве в ульяновской кардиохирургии и о том, чем он полезен ульяновцам.

Заболел сердцем

— Хамид Вахидович, откуда Ваши медицинские корни?

— В 1977 году я закончил Государственный медицинский институт в Душанбе. Он был одним из лучших в Советском Союзе, там преподавали профессора, которые эвакуировались во время Великой Отечественной войны из Москвы, Самары, Санкт-Петербурга. Я учился у них, это были потрясающие люди. У меня отец – тоже хирург.

Он сказал, что прежде чем стать узким специалистом, надо научиться оперировать и на животе, и на грудной клетке, и на сосудах. Поэтому первые восемь-девять лет я проработал в общей хирургии и уже потом ушел в ординатуру по сердечной хирургии. Вы знаете, сердце, оно такое разное… Однажды я прочитал книгу известного хирурга Амосова про сердце, и меня она захватила. Это был начальный этап становления кардиохирургии в Советском Союзе. 15 лет отработал в институте имени Бакулева в Москве, окончил там в 2001 году докторантуру. Мне очень повезло. На это место был конкурс в 220 человек. Я выиграл, на что даже не надеялся.

— А как попали в Ульяновск?

— В 1996 году меня пригласили в областную больницу, чтобы я возглавил кардиологическое отделение, которое хотели организовать. Но что-то не получилось, я преподавал на кафедре хирургии УлГУ. В 2002 году возглавил уже созданное к тому времени отделение кардиохирургии. Заведовал им до 2005 года, потом отделение реорганизовали, влили в торакальное отделение. За мной оставили руководство кардиохирургическим блоком. Его заведующим я и являюсь.

В связи со строительством на территории областной больницы нового хирургического корпуса нам было обещано, что там будет отделение кардиохирургии. Главный врач Демин закупает для проведения операций необходимые материалы, лупы, очки. Мы многому научились, ездили на учебу в Казань.

Там нас радушно приняли, показали, что умеют. Они от нас очень далеко ушли.

Экстренный случай

— Сколько ульяновцев нуждаются в операциях на сердце?

— По официальным данным, в области страдает от ишемической болезни сердца от 35 до 37 тысяч человек. Ежегодно добавляется еще пять-шесть тысяч человек.

Нуждаются в операции 10-12 тысяч. Ежегодно области выделяется на проведение операций 900 квот, людей направляют в центры сердечнососудистой хирургии Пензы, Самары и так далее. В России ежегодно нуждается в операциях на сердце 150-160 тысяч человек, а имеющиеся в стране 90 сердечно-сосудистых центров оперируют только 45 тысяч.

То есть 100 с лишним тысяч человек остаются за бортом.

Хорошо, что в Москве поняли, что областной больнице нужны квоты, что наше маленькое отделение тоже должно быть задействовано. В этом году дали 20 федеральных квот, в следующем их будет 80. Это означает обеспечение необходимыми материалами, повышение зарплаты сотрудникам.

— Расскажите про первую операцию по аортокоронарному шунтированию, которую удалось здесь выполнить.

— Мы уже давно были готовы начать эти операции, но в связи с отсутствием финансирования проводили только обследование больных, а на операции по квотам направляли их в Пензу. И вот столкнулись с экстренным случаем. Чтобы спасти человеку жизнь, вынуждены были провести операцию по аортокоронарному шунтированию с использованием того, что у нас было. Прошла успешно. Оперировали 42-летнего мужчину. В 2008 году он перенес инфаркт, ему сделали стентирование, с помощью пружины- стента расширили затромбированную артерию. Прошло четыре года, стент затромбировался. Возникла опасность возникновения второго инфаркта. Ставить второй стент уже не было смысла. И мы провели аортокоронарное шунтирование. В качестве шунта использовали внутригрудную артерию.

Именно ей в качестве шунта отдается предпочтение в современной кардиохирургии. Больной пошел на поправку, жалобы на боль в груди исчезли, и мы его отпустили домой.

— Говорят, при болезни сердца человек испытывает очень сильные мучительные боли.

— Боли такие сильные, что человек начинает думать о смерти.

Ишемическая болезнь сердца – это первый признак его заболевания.

Появляется боль за грудиной, которая отдает в плечо, в спину. Особенно это проявляется при физических нагрузках. Больной должен немедленно обратиться к кардиологу. На коронаграфии мы суженные участки сосудов хорошо видим. Они перекрываются бляшками, формируются тромбы, которые потом летят и в сердце, и в головной мозг, возникают инсульты, инфаркты. При выявлении таких суженных участков – стенозов, которые мешают нормальному кровоснабжению сердца, наша задача их обойти и включить дополнительный кровоток. Из ноги больного мы берем вену, пришиваем верхнюю ее часть к аорте, а нижнюю ниже этого участка стеноза. И напрямую питаем ишемизированный участок сердца. Как бы мост создаем. Второй вариант – когда берется внутригрудная артерия. Он хорош тем, что подшивается один конец ниже препятствия. Используется артериальный сосуд.

Операции по аортокоронарному шунтированию будем вводить поступательно – по степени сложности. Начнем с наложения одного-двух шунтов, наберемся за год достаточно опыта, будем делать по три-четыре шунта.

«Они такие молодцы, такие энтузиасты»

— Сколько у Вас помощников, на которых Вы можете положиться?

— Успехи отделения – это заслуга всего коллектива: врачей, медсестер, санитарок, всех, кто нам помогает, – диагностические подразделения больницы, лаборатории, все в совокупности.

У нас молодой перспективный коллектив хирургов. Мой ученик,– который у меня учился в УлГУ Александр Юдин, – с четвертого курса ходил в кардиохирургию, дежурил. Сейчас он на сто процентов готов к самостоятельным операциям. Надеюсь, со временем займет мое место. Есть еще двое молодых специалистов. Находятся в больнице не от сих и до сих, а сколько надо, пропадают здесь. Жены говорят, приходится терпеть. Ребята осваивают вторую профессию: перфузиолога – специалиста по искусственному кровообращению. Мы ведь делаем операции на «сухом» сердце, когда вся кровь от него уходит в аппарат и оттуда возвращается в сосуды аорты. Поэтому кровь нам оперировать не мешает. Этим как раз и занимается перфузиолог.

Своего штатного специалиста у нас не было. Был приходящий, что осложняло работу. Теперь мы сами освоили эту специальность и ни от кого не зависим. Со мной работает очень талантливая молодежь. Она очень быстро учится, думаю, что достигнет профессионализма. Знаете, они такие молодцы, такие энтузиасты. Мне хотелось бы, конечно, чтобы их труд достойно оплачивался. Низкая зарплата, неустроенный быт, маленькие дети без садика… Много проблем в голове. А мне бы хотелось, чтобы у них была одна проблема – как правильно вылечить больных.

«Когда не работаю, скучаю»

— И морально, и физически работа хирурга нелегкая, наверное, поэтому в этой сфере трудятся в основном мужчины.

— Хирург, как и спортсмен, тренируется постоянно, в результате вырабатывается выносливость.

Когда не работаю, скучаю. Не потому, что руки чешутся, а потому, что работа у нас творческая. Ведь каждый больной – индивидуален, это не трафарет, по которому один раз сделал операцию и так пошел дальше. Иной раз попадаешь в такие ситуации… В бытность мою студентом, о чем сейчас своим ученикам рассказываю, был у нас профессор, которого спросили: «Какое главное качество врача?». Чего только ни называли – и знания, и порядочность, и культура. Профессор назвал главным качеством реакцию. Она возникает, когда есть знания, а они появляются, если человек любит учиться. У меня дома очень хорошая библиотека. Я понимаю, что объять необъятное невозможно. Своим студентам говорю: «Если вы себе сказали, что я все знаю, то нужно из профессии уходить». Саша Юдин ездил в Пензу на учебу. Я ему говорю: теперь давай рассказывай, учи. Мне не стыдно учиться.

Обращайтесь!

— До какого возраста можно делать операции на сердце?

— Самой старшей из пациентов у нас была 80-летняя женщина.

Операция прошла успешно. В любом возрасте человек хочет жить.

Я считаю, если операция не навредит, то надо ее делать. А самому маленькому моему пациенту с врожденным пороком сердца было семь месяцев.

— Сердечников становится больше из-за нашей нелегкой жизни?

— Инфаркты, склерозы помолодели. Основная причина – стрессы. Инфаркт можно получить не только изза измененных непроходимых сосудов, но и в результате их спазма.

Если у человека стресс, организм вырабатывает большое количество адреналина, что вызывает спазм сосудов, нарушается поступление крови в сердечную мышцу, и происходит инфаркт. Я считаю, что люди должны очень серьезно, не беспечно относиться к своему здоровью. Это самое дорогое, что у нас есть.

— Что посоветуете нашим читателям?

— Здоровья, здоровья и здоровья! А если случилось так, что без хирургического вмешательства на сердце не обойтись, срочно обращайтесь к нам в отделение. Мы работаем более десяти лет. Делаем сложнейшие операции.

Три раза в неделю – во вторник, четверг и пятницу – с 12.00 в поликлинике областной больницы, в кабинете №400,БЕСПЛАТНО принимает кардиохирург.

Телефоны: 32-70-84, 32-78-24.

Наталья Жидких

http://sim-k.ru/2012/11/10/serdce-ono-takoe-raznoe/

Читайте также:
В Ульяновске впервые сделали операцию по аортокоронарному шунтированию сердца
Ильдус Гумеров: “Не бывает хирургов-безбожников”

SEO sprint - Всё для максимальной раскрутки!

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

© 2018 Новости Ульяновска
Дизайн и поддержка: 73q.ru