Суббота, 21 октября 2017 16 +   Подписка на обновления  RSS  Письмо редактору
Популярно
Татарская вышивка
20:20, 31 июля 2013

Татарская вышивка


Татарская вышивка на бытовых предметах

В татарской народной вышивке композиционные принципы размещения узоров на поверхности бытовых изделий не отличаются какой бы то ни было оригинальностью, они традиционны для подобных вышивок у очень многих народов, особенно тюркоязычных. Одно из решений, очень верно гармонирующих с формой данных предметов (прямоугольной, квадратной и реже — круглой, овальной), основано на принципе выделения основной композиции — центрального поля через обрамление его узорной каймой. В расположении узоров внутреннего поля имеются варианты.

В одних вышивках отдельные небольшие букетики, веточки компонуются, приближаясь к шахматной или ромбической сетке. При самых разных наклонах орнаментальной сетки фигуры не переплетаются, не заполняют плоскость без промежутков, а обязательно отделены друг от друга, причем ритмический шаг довольно значителен и поэтому эти вышивки смотрятся очень изящно. Но чаще в бытовых вышивках квадратной или близкой формы (различные покрывала, салфетки, скатерти) внутреннее поле убрано крупными узорами.

Так, центр поля украшается одним крупным узорным пятном, орнаментальные мотивы которого взяты из каймы вышивки или близки ему по характеру. Чаще всего это группа цветочно-растительных мотивов, данных как в неподвижных, так и динамических вариантах розеточной композиции, причем, как правило, они имеют свое каймовое (иногда в 2-3 ряда) завершение в виде разнообразных розеточных форм или вписаны в овал, квадрат и т. п. Встречаются оригинальные обрамления центрального узора. Например, образец, покрывала для посуды, узор которого опоясан двухрядным кантом таких очертаний, что возникает сходство с затейливой формой ярко и богато декорированного жестовского подноса. Подчеркнутое сходство не является лишь образным сравнением. Видимо, не случайно в некоторых районах Татарстана и по сей день покрывала, салфетки для посуды носят название «поднос-япма», «поднос-яулык», «поднос-салфет». Вполне вероятно, что художественные качества популярных в конце XIX — начале XX вв. в быту татарской городской и сельской знати жестовских подносов могли определенным образом влиять на творчество вышивальщиц.

Татарская вышивкаИногда узорное пятно по центру дополняется узорами, данными в четырех углах поля. Как разновидность этого варианта встречаются вышивки на носовых платках, на мешочках для свадебных, подарков, в которых есть только угловые узоры, а орнаментальное пятно по центру отсутствует.

Ближе к началу XX столетия в организации центрального поля все большее значение приобретает тема букета. В геральдической, но чаще в асимметричной композиции букет украшает не только середину внутреннего поля, но и заполняет его целиком, представляя так называемую букетную композицию. Кроме того, отдельные маленькие букетики, веточки, цветочки свободно располагаются в промежутках меж основными мотивами, придавая еще большую пышность и затейливость букету. Такой красочный букет обычно дополнен изображением вазы, вазончика, корзины, подобием цветочного горшка. Но эти дополнения несоразмерно малы для букетов, заключенных в них. Наличие их оправдано лишь с художественной точки зрения — как необходимое завершение основания букета.

Однако основой композиции большинства татарских бытовых вышивок является ленточный орнамент. Раппорты в различных комбинационных связях (повторением, чередованием, связанные и раздельные) организуют орнаментальные ленты, декорирующие полотенца, скатерти, подзоры и т. д. В каждой группе этих вышивок имеются свои композиционные особенности.

На полотенцах и наголенниках («аяк чолгавы» — традиционный дар невесты жениху) декорируются два конца. Как правило, сам орнамент, его композиционное и цветовое решение едины для этих концов, хотя некоторая асимметричность деталей имеет место почти в каждом образце. Обычно узор, занимая 1/4 или 1/5 часть от общей длины полотнища изделия, в 2-3 яруса движется от основания к центру. Двухъярусные композиции более типичны для наголенников, ведь при небольшой ширине они не бывают и длиной больше метра. Нижний ярус представлен одним или двумя-тремя рядами бордюра. В верхнем ярусе основной узор, также разработанный в виде бордюра, часто бывает шире.

Для полотенец характерно трехчастное оформление: две боковые (горизонтальные) полосы и средняя. При этом ширина центральной полосы в 2 раза больше боковых, что в случаях симметричности узоров нижнего и верхнего бордюров придает композиции уравновешенность. Чаще орнамент верхнего и нижнего бордюра компонуется из различных мотивов, однако не лишающих общий декор художественной цельности. Узор центральной полосы состоит из мотивов, заимствованных из орнамента боковых полос, но здесь они обогащены новыми элементами, окраска их более яркая, основные детали увеличены, поэтому узор центральной полосы воспринимается более монументально.

Вышивка на татарских полотенцах

Татарские полотенца отличаются большой красочностью, нарядностью. Поэтому не случайно в XIX веке татарские полотенца вместе с казанской узорной обувью и золотошвейными головными уборами славились далеко за пределами края и назывались не иначе как «казан сөлгесе» (казанские полотенца). Среди них редким изяществом и красотой выделяются две группы полотенец: вышитые белым шелком и золото-серебряными нитями. И те, и другие вышивки представляют самое наглядное подтверждение удивительного свойства тамбурной техники «свободно рисовать иглой». Такая вышивка воспринимается как ажурная скань искусных татарских ювелиров: та же легкость, четкость, изящество линий. При всей тонкости узор этих вышивок необычайно плотен. Слагаемые мотивы переплетаются в столь художественном беспорядке, что уловить ритм узора часто не представляется возможным. В некоторых полотенцах золотые нити сочетаются с редкими вкраплениями цветного шелка неярких тонов, которыми производится (очень умеренно) заполнение отдельных деталей орнамента, основная или дополнительная обводка элементов.

Роль обрамляющих бордюров выполняет искусно подобранная по оттенку и орнаменту узкая полоса фабричного золотого позумента. Края полотенец часто завершаются золотой бахромой, в которую иногда включены металлические украшения (витые спиральки и пр.).

Дополнение вышивки полотенец другими декоративными материалами характерно не только для золотного шитья. Для большей красочности вышивки конец полотенца нередко был пришивным (чаще из материала красного цвета). Иногда же материал другого цвета накладывался по концам основного полотнища как аппликация — большим прямоугольником, боковые края которого вырезались фигурно (зубчиками, фестонами). Еще чаще аппликация другой тканью заменяла полосу вышитого бордюра или выступала дополнением к нему. Обычно это узкая полоска однотонного, контрастного, но гармонирующего с общим колоритом вышивки шелка, атласа (реже фабричная лента) или умело подобранная прошва из парчи, мелкие узоры которой, напоминая вышитые бордюры, располагаются в ряд. Очень эффектно использовался подкладочный шелк в полоску. Такая аппликация не противоречила ни композиции, ни цветовому строю вышивки, напротив — еще ярче проступала горизонтальность вышитой орнаментальной ленты.

Помимо аппликации тканью изделия нередко украшались узким кружевом. В вышивках крестьянок фабричное кружево заменялось иногда самодельным, связанным крючком. Не очень высокого качества, оно тем не менее хорошо сочеталось с простым, незатейливым узорным рисунком. Кружево, окрашенное в черный цвет, часто являлось дополнением вышивок по красному фону.

Очень яркие художественные эффекты достигались сочетанием в одной вышивке различных приемов исполнения. Так, в полотенцах, вышитых золотом, встречаются тамбур и гладь. То же наблюдается и в вышивке шелком. Но особенно интересны вышивки в сочетании с техникой узорного ткачества: браное тканье — с вышивкой тамбуром, гладью шелком; браное тканье — с вышивкой тамбуром, ковровым швом.

Композиция узора на занавесках, подзорах очень близка вышивкам на полотенцах, наголенниках. Единственное их отличие в протяженности узора, поскольку в полотенцах и наголенниках он ограничивается шириной холста, а в подзорах и занавесках зависит лишь от длины изделия.

Для намазлыков характерна не замкнутая ленточная композиция, а П- образное размещение орнамента. Орнаментальная лента боковых краев переходит в узорное оформление верха, строго придерживаясь внешних прямоугольных очертаний изделия. Но в большинстве вышивок узор полуовалом декорирует верх, а в особенно дорогих и нарядных вышивках встречаются завершения в виде различных вариаций стрельчатых и килевидных форм.

Обычно узор боковых сторон примерно в два раза уже верхней. Боковые и верхняя каймы намазлыков различаются не только своей шириной, но и мотивами, организующими их узор, а также способом компоновки. Основными узорными мотивами боковых каём являются, как и в большинстве тамбурных вышивок, изгибающаяся веточка, дополненная различными цветами, плодами, листьями, или же цветочно-растительные мотивы, организованные в букеты различных форм, чаще всего боковая кайма представляет ленту, в которой вертикально размещены повторяющиеся или чередующиеся раппорты. По центру расположен узор в виде пышного геральдического букета (с вазоном) или крупная фигурная розетка с богато разработанным внутренним заполнением. По обеим сторонам от центрального мотива ветка с цветами и листьями (букет). Большие размеры, сложность узора не являются отличиями только центрообразующего мотива в завершении намазлыка. Иногда этими качествами обладают угловые мотивы, а центральный более скромен или же они оба равновелики и равнозначны.

Окончательную завершенность декору намазлыков придает дополнительная кайма — кант. Здесь он не только красочная деталь. Скромный узор его привлекает внимание гораздо меньше, чем заполнение каймы. Но зато узкая крайняя орнаментальная лента четко очерчивает прямоугольную форму предмета, а внутренняя выявляет ту или иную форму заполнения узором боковых краев, верха намазлыка. Нередко обрамление основной вышивки представляет собой совокупность 2-3 различных параллельно направленных орнаментальных лент.

Татарская вышивка в одежде

Вышивка в одежде представляет гораздо большее разнообразие материалов, техники, узорных композиций, чем это наблюдается в бытовых предметах. И это естественно, ибо многообразнее сама одежда, она более чутко реагирует на моду, чем быт, интерьер. Именно в одежде ярче проступают локальные черты, связанные с природно-хозяйственной деятельностью, социально-экономическими условиями жизни, эстетическими вкусами и т. п. отдельных групп татарского народа.

В комплексе женской одежды одним из основных элементов являлась рубашка (күлмәк). Имеются сведения о бытовании в прошлом у татар «узорчато вышитых» женских рубах из белого холста. Как правило, вышивали грудной разрез, рукава и низ подола. Однако во второй половине XIX в. такие рубахи встречались лишь в некоторых районах проживания татар.

С появлением в быту пестрядины, а позднее в связи с широким употреблением фабричных материалов с набивным рисунком платья почти совсем перестали вышивать. Если вышивка иногда и встречается на платьях конца XIX — начала XX вв., то, как правило, на его новых модных деталях — воланах, оборках — в виде несложного линейного орнамента, выполненного тамбуром, иногда в сочетании с ковровым швом.

Обязательным, причем тесно связанным с рубахой, элементом женской одежды прошлого являлся нижний нагрудник (күкрәкчә), который носили под грудным разрезом платья.

Нагрудник представляет собой четырехугольный кусок ткани размером около 20х30 -25х40 см, со скошенными верхними углами и завязками, которые удерживают его на теле. Вышивалась лишь та часть, которая видна в грудной разрез платья. Обычно декорируемое поле заполнялось различной сложности цветочно-растительными мотивами, скомпонованными в виде букетика или веточки. Узор, в особенности на более поздних нагрудниках, асимметричен и в деталях, и в целом — вся композиция или иногда лишь один-два мотива изящно отклоняются в сторону. В основании вышитых букетов-веточек характерное изображение: симметрично удвоенный цветочно-растительный мотив, напоминающий фигурную чашу. На отдельных нагрудниках букет в основании как бы перевязан лентой.

Плотность узоров на нагрудниках различна. Для одних характерен несложный легкий контурный рисунок. В других вышивках сплошная вязь тамбура, но насыщенность орнамента скрадывается контурностью его решения. Для третьих типично заполнение мотивов ковровым швом с использованием крашеного (часто теневого) гаруса. Завитки, роговидные фигуры, которыми изобилует орнамент этих вышивок, вносят в композицию нагрудников удивительно упругий, энергический ритм. Такой орнамент характерен и для мишарских нагрудников, вышитых гладью золотом, а также золотом в сочетании с шелком.

Различные вариации шестиконечной центрической розетки, а также вихревой розетки почти обязательны в декоре последних. И, видимо, в этом раньше был свой особый смысл: «Этот имитирующий солнце или солнечный свет узор (солярный знак), очевидно, в прошлом играл роль оберега, т. е. считался средством отвращения от женщины «злых духов».

Фартук раньше являлся обязательным элементом рабочей одежды, а у молодых женщин часто и праздничной. Для второй половины XIX века характерен фартук с грудкой, а с начала XX в. пошла мода на фартуки с крылышками (канатлы алъяпкыч), оплечья, иногда и подол которых часто украшались оборками, воланами. Цветочно-растительные узоры, выполненные тамбуром ковровым швом и крестом, встречаются на всех фасонах. Особенность большинства фартуков: широкий подол, скрывающий бока, и значительная длина, почти равная длине платья. В композиции вышитого узора нижней части фартука находим сходство с разнообразными оформлениями подзоров, скатертей, а композиционное решение верха близко к нагрудникам.

Самый распространенный мужской головной убор тюркоязычных народов — тюбетейка. У татар бытовали тюбетейки двух типов: в виде усеченного конуса (с плоским донцем) и полусферические (четырехклинный верх). Бархатная основа этих тюбетеек, как правило, простегивалась, а между строчками продергивались или закладывались шнур, шпагат, скрученный конский волос. Такая стежка создавала рельефную поверхность, близкую к фактуре вельвета, и прекрасно сохраняла форму убора.

Вышитый орнамент тюбетеек представляет собой круговую ленточную композицию в сочетании с центрально-лучевой композицией донца. Для тюбетеек в виде усеченного конуса характерен как сплошной, так и частичный зашив орнаментом. На рис. представлены тюбетейки сплошь, почти без просветов фона, покрытые золотной вышивкой в технике прямой глади. Стежки золотных нитей различной толщины, направленные параллельно или в виде «елочки», выкладывают криволинейную геометрию крупных стилизованных цветочно-растительных мотивов донца и более простые, мелкие узорные мотивы (зигзаги, фестоны, скобы, косые линии, ромбы и т. д.) бордюров. Застилом стежков, чередующихся в шахматном порядке, создается фон для более рельефных узоров донца и тульи (под некоторые ведущие мотивы узора для большей выпуклости подкладываются бумажный трафарет, вата, ветошка). Разнонаправленные стежки в сочетании с различной рельефностью узоров, дополнение декора тюбетеек блестками дают игру света и тени, разнообразят монохромную расшивку оттенками.

Татарская вышивка на тюбетейках

Татарская вышивка на тюбетейках

На тюбетейках, лишь частично зашитых орнаментом, красочность идет от контрастности сочетания золото-серебряной вышивки или вышивки жемчугом, бисером и цвета бархатного фона — темно-синего, темно-зеленого, бордового.

Обычно, подчеркивая четырехклинное оформление верха полусферических тюбетеек, на каждом клинышке располагают по одному крупному орнаментальному мотиву.

Для татар Среднего Поволжья и Приуралья характерны два вида женских головных уборов: покрывала и шапки.

К некогда популярным, но к середине XIX века почти вышедшим из употребления, покрывалам казанских татарок относится өрпәк. По форме орпэки похожи на большую косынку, делались всегда из ткани белого цвета, чаще из коленкора. Вышитый узор в виде маленьких цветочных букетиков размещается на концах покрывала, причем декор одного конца, как правило, более разработан и сложен или же просто занимает большую площадь . Сохранившиеся вышивки выполнены тамбурным швом шелком приглушенных, матовоотсвечивающих тонов бордового, сиреневого, зеленого, желтого цветов, умеренно использованы в них золото-серебряные нити, которыми расцвечены лишь отдельные детали мотивов. Композиция узоров на концах орпэков обычно столь же благородно-сдержанного характера — раппорт своим ритмичным повторением как бы делит украшаемую поверхность по косой клетке.

К столь же древнему, как и орпэки, типу головных уборов следует отнести полотенцеобразные покрывала — тастары, которые особенно широко были распространены до середины XIX века в мишарской группе. Эти длинные (до 2 м) головные полотенца нередко на концах украшались вышивкой золотошвейной гладью или цветной перевитью. Композиционное оформление вышивки было традиционным для обычных полотенец, т. е. в виде нескольких горизонтальных рядов линейного орнамента. Но как и на орпэках, мера орнаментации на двух концах тастара различна.

Орнамент золото-серебряных вышивок мишарских тастаров идентичен орнаменту золотных вышивок на мишарских нагрудниках — те же излюбленные архаичные мотивы «вихревой розетки», спиральных завитков и пр.

К женским головным уборам, украшавшимся вышивкой, относится и калфак, ныне исчезнувший из употребления. Наиболее ранние из сохранившихся образцов — вязанные из шерсти, длиной до метра, белые калфаки. Они не украшались вышивкой. Позднее появились калфаки, вязанные из тонких шелковых нитей, богато расшитые в технике «набор», счетной гладью или же выстилаемые разноцветной синелькой. Застил синелькой производился не плотно, а легко, свободно по подложке из ваты, ветошки. Рельефность мотивов, дополненная переливчатостью бархатистых нитей самой синельки, создавала объемные, с игрой света и тени, растительные изображения. Иногда поверх синели брошены «оживки» из металлических блесток, спиралей.

На смену вязаным пришли более изящные бархатные калфаки. Они меньше размером, без отворота, хотя маленькие калфачки-наколки конца XIX — начала XX вв. имеют его подобие в виде узкого твердого околыша. Для бархатных калфачков средних размеров типична золото-серебряная расшивка. Здесь цветочно-растительные раппорты организуют мотив «виноградной лозы», обегающий нижний край калфака по всему кругу или по фасаду. Бордюрная композиция, в свою очередь, обрамлена по низу и верху тонким кантом.

Основное узорное поле заполнено 4-6 мелкими букетиками, свободно разбросанными по поверхности (в расположении их есть что-то близкое к шахматной доске). Иногда на калфаке может быть всего один, но крупный и нарядный асимметричный букет-ветка. В такие букеты часто вплетается тонко исполненный мотив птичьего перышка. Эти легкие перышки придают асимметрично решенной узорной ветке характер особой непринужденности, изящества. Иногда декор калфаков сочетает вышивку и аппликацию монетами.

Маленькие калфачки часто украшались жемчугом, бисером, причем не в виде вкраплений, а как самостоятельным и единственным материалом расшива. В жемчужном шитье узор, естественно, выступает еще более рельефно, чем в вышивках металлическими нитями. Некоторые фрагменты узорной композиции выглядят даже тяжеловато, когда «саженье жемчугом» идет не прямо по ткани, а по настилу, подложенному под отдельные детали, мотивы. Разнообразие уровней вышивки давало своеобразную игру светотени. Но в этом плане еще более оживляли декор сочетания жемчуга и бисера. Если брался один жемчуг, эффект рождался различным блеском, тоном, формой жемчугов разного сорта (например, употребление скатного вместе с жемчугом-«уродцем»).

Для замужних татарок-кряшен был обязателен головной убор — сүрәкә, являвшийся лишь частью многослойного головного убора. Носился он вместе с волосником (мәләнчек), наушниками (җилкәлек), а венчало все это сложное сооружение на голове покрывало либо повязка. Но и сам сурэкэ — многочастный убор, состоящий из налобника (начелыша), «хвоста» и «крыльев». Декорировался этот комплекс большей частью в технике аппликации с использованием разноцветных лент, полосок ткани, позумента, дополнительно украшался бахромой, серебряными монетами, утиными перьями. Вышивался лишь начелыш (налобник) сурэкэ и завершающие комплекс головные повязки и платки типа покрывала.

Встречаются начелыши, где роль вышивки очень незначительна и сводится лишь к застилке его основы мишурными нитями, тогда как все узорообразование в основном решается за счет аппликации шнуром. Аппликативная выкладка серебряным жгутом (тот же шнур) в одних случаях умеренна, а в других почти не дает просветов фона.

Если нить прикрепа создает узорную композицию исключительно из прямолинейных геометрических фигур, то жгут рисует геометрический узор более плавно, закругляя углы. Жгутом выкладываются самые разнообразные орнаментальные композиции с использованием мотивов креста, розетки, спирали, пальметок и т. д. Нередко извивы шнура дают зооморфные изображения в виде стилизованных силуэтов летучей мыши, бабочки.

Есть и другие начелыши, где вышивка — доминирующий декор, причем представлена она многообразной техникой. Одновременное сочетание различных приемов дает очень интересные эффекты в цветовой и орнаментальной композиции начелышей, а последовательность их употребления в расшиве носит закрепленный характер. Сначала на прямоугольном куске белого домотканого холста вышивальщица прикидывает то, что должно быть полосой бордюра (первый ярус) и полем основного декора (второй ярус). Затем на основной полосе черной (темно-коричневой) шелковой или бумажной нитью крестиком (реже — косым стежком) ведется роспись контуров какой-либо крупной геометрической фигуры, повторенной в орнаментальном ряду 4-5 раз. Когда контур узора готов, то его мелкие внутренние детали (обычно маленькие треугольники, квадратики) расшиваются шелком в два-три цвета гладью или верхошовом. Затем, подложив под изнанку два-три ряда ткани (для придания налобнику жесткой формы), рукодельница начинает застилку бордюра и просветов меж узорами основной полосы мишурными нитями в прикреп. В основе различных орнаментальных композиций, которые вырисовываются точками прикрепа, лежит обыкновенная стежка в полоску. Завершается начелыш обязательным кантом из ломаного зигзагом или просто перекрученного серебряного шнура, обрамляющего полосу бордюра сверху и снизу. Иногда бордюр дополнительно украшается аппликацией из шнура в виде несложного ленточного орнамента.

Необычайное богатство орнаментальных мотивов — иллюзия, рожденная множеством, в сущности, простых прямых и ломаных линий. Эти линии, вышитые различными швами в разнофактурных материалах, соединяясь, пересекаясь, способны создавать многоплановые композиции.

Особенно подвижен и изменчив орнамент золотного фона. Выкладка мишурной нитью, за редким исключением, ведется параллельно нитям основы, но прикрепы ее в виде различно направленных полос создают впечатление, что они расположены разнообразнее (то параллельно нитям утка, то под разным углом к ним). Вследствие этого, а также из-за различной рельефности зашивов (там, где полоса стежки широкая, а нити мишуры плотно прилегают друг к другу — рельеф плоский, а если полоска узенькая, мишура положена свободно, не густо, то зашив выглядит более выпуклым), на поверхности вышивки играет легкая светотень. Нити прикрепа в разных вышивках имеют разную цветосилу. В зависимости от частоты крепа в одних вышивках цвет прикрепляющих нитей «ведет сольную партию», тогда как золото, серебро звучат лишь красивыми «подголосками», в других — нити прикрепа придают доминирующей мишуре только легкий желтоватый или красноватый оттенок. Своеобразными «оживками» играют и те небольшие вкрапления зеленого, синего, оранжевого, красного шелка, которыми зашиты отдельные детали внутренней разработки крупных узоров.

Сложная вышивка начелышей сурэкэ требовала большого искусства и терпения. Не менее сложна вышивка кряшенских свадебных платков — түгәрәк яулык. Несмотря на то, что название это в переводе означает буквально круглый платок, он имеет четырехугольную форму 30(50) х 40(60) см. Общая схема орнаментальной композиции — довольно крупный узор в виде квадрата по центру и широкая полоса вышивки, которая, стелясь по краям платка, образует в четырех углах его треугольные или квадратные выступы . Именно так — массивно, плотно воспринимается вышивка с лицевой стороны, а отдельные слагаемые мотивы узорных композиций вырисовываются отчетливо лишь с изнанки. В этом особенность техники орнаментации этих платков.

Аналогичная техника используется и в вышивке, украшающей пришивные концы головного полотенца «ак яулык». Но по композиции вышитого орнамента «ак яулык» близок к мишарским тастарам.

Сопоставляя тугэрэк яулык кряшен со свадебными платками южных удмуртов, бессермян, чувашей-анатри, восточных марийцев, находим много общего в цветовой и орнаментальной композиции, в приемах вышивки и т. д., что представляет результат исторических контактов между многочисленными народностями Волжско-Камского бассейна.

Золотошвейная техника использовалась и в производстве легкой женской обуви. Бархатные туфельки выпускались самых разнообразных форм: с каблуком и без каблука, с задником и без задника. Но узор — традиционный букетик или веточка, выполненный золото-серебряной нитью или шелком, как правило, располагался лишь на передней части башмачка: строго по центру или наискось.

Ф.Ф. Гулова . «Татарская народная вышивка», под редакцией Р.Г. Мухамедовой,
Казань, Татарское книжное издательство, 1980г
Источник

В Ульяновске вышивку можно заказать на сайте vishivka73.ru.

SEO sprint - Всё для максимальной раскрутки!

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

© 2017 Новости Ульяновска
Дизайн и поддержка: 73q.ru